Интервью с Эмилем Вороном

2 Алекса - Эмиль Ворон

В продюссерском центре «2 Алекса» побывал лидер группы «Эмиллион» Эмиль Ворон. Рассказ о жизни, этапах становления личности, о музыке и исскустве.

— Продюсерский центр «2 Алекса» с сегодняшнего дня начнёт потихонечку знакомить Вас с различными интересными людьми. И сегодня у нас в гостях лидер группы «Эмиллион», Эмиль Ворон.

— Здравствуйте!

— Мы сегодня побеседуем с Эмилем. Он немножко расскажет о своей жизни, о своей творческой деятельности и я надеюсь, что даже что-то сегодня сыграет.

— Разумеется.

— Эмиль, расскажите пожалуйста, когда началась тяга к музыке, когда Вы первый раз взяли в руки какой-нибудь инструмент? Как это началось?

Это было очень давно. Мой младший брат пошёл играть на фортепиано. Мне было почти 11 лет. Он младше меня на 2 года. Тогда ему было около 8 лет. Он пошел в музыкальную школу, я пошел в след за ним. Он там пользовался успехом, а меня признали бездарностью. Сказали вообще нет слуха, заниматься бесполезно. Я разочаровался во всём в этом, я хотел играть на гитаре. Мне был интересен этот инструмент. Я очень хотел развиваться в этом направлении, но в ближайшей музыкальной школе я преподавателя по гитаре так и не нашёл. В итоге я пошел на учиться играть на фортепиано. Занимался по 7 часов в день. Мой брат занимался 10 минут, и у него всё получалось! А у меня нет. Слуха нет, проф. непригодный! В итоге я так прозанимался 3 года. Измучил и себя, и мою маму и брата. Всех абсолютно. Ничего не получилось. Потом я нашел преподавателя по классической гитаре в другом городе. Я раньше думал, что на гитаре играют только рок, а как оказалось есть классическая музыка и Бетховен и Бах. Мне это было крайне неинтересно. В итоге я за 2 года, экстерном, закончил музыкальную школу и пошел поступать в музыкальное училище.

— А в каком городе Вы учились в музыкальной школе?

— В музыкальной гимназии я учился в городе Славянск на Кубани, Краснодарского края.

— Это школа, в которой Вы учились гитаре?

— Да.

— А начинали Вы в каком городе?

— Это было настолько давно, что даже моё сознание не может этого вспомнить. Так давно это было.

— То есть Вы были совсем маленьким?

— Да, мне было 10-11 лет.

— То есть Вы занимаетесь музыкой практически с детства?

— Да, с детства.

— Вы сказали, что играли классику. Что-то сейчас ещё помните?

— Нет, абсолютно нет. Это не моя музыка. Она совершенно не повлияла на моё развитие. Я её выучил только для поступления в музыкальное училище.

— А как Вы сейчас играете на гитаре? Сейчас есть много музыкантов, которые вообще не знают нотную грамоту совершенно. Знают только аккорды. Как Вы дружите с гитарой? Расскажите.

— Я знаю всю джазовую гармонию. Я учился как эстрадно-джазовый вокалист. Я играл на гитаре, на бас-гитаре, на контрабасе и фортепиано естественно. Я полностью знаю всю гармонию и готов саккомпанировать себе в любой, нужный момент.

— То есть для Вас нет никаких преград, если Вы находитесь в какой-нибудь компании, и кто-то начинает что-то напивать, Вы можете спокойно поддержать?

— Да.

— Замечательно! Разрешите, я всё-таки Вас попрошу взять в руки гитару. Она есть у нас в студии и исполните что-нибудь для наших зрителей.

— Я попробую.

— Перед Вами Эмиль Ворон и мы сейчас послушаем, что он умеет.
 

Эмиль исполняет произведение.

— Замечательно! Вы даже на флажолетах играете великолепно и не только на открытых, но и на закрытых. Очень приятно видеть таких мастеров.

— Я много потратил времени на изучение этого.

— Расскажите пожалуйста, Вы закончили музыкальную школу и решили поступать в училище. Как сложилась Ваша музыкальная судьба?

— В начале было ужасно! Когда я пришел, там была такая система, что поступало 5-6 гитаристов на одно место эстрадного отделения. Я поступал на бюджет, так как денег у меня не было, чтоб оплачивать обучение.

— А немного о Вашей семье можете рассказать?

— Смотря о ком?

— О Ваших родителях.

— О родителях? Моя мать до пенсии проработала директором школы. Она строгая, волевая женщина. Отец погиб в автокатастрофе, когда мне было 10 лет. Я о нем ничего не знаю. У меня есть младший брат Александр Лир. Он выступал с известными Поп-звездами, такими как Любэ, Дима Билан. Он талантливый пианист. Он немного в другой музыке. Раньше мы с ним вместе играли, но наши творческие звезды не сошлись. Мы с ним разошлись.

— Правильно, когда есть 2 звезды, нужно расходиться и захватывать территорию.

— Две звезды в одном коллективе не выживают!

  — И как у Вас все сложилось? Поступили Вы в это училище?

— Да, поступил, с очень большими сложностями. Получалось так, что на гитару всех ребят набрали, а мне никак не поступить. Но у ребят тоже была сложность. Они не очень дружили с сольфеджио. А я подготовился, выучил всё и написал диктант и правильно ответил на все вопросы и поступил.

— Замечательно! То есть в гамме до мажора Вы не нашли ни одного диеза и бемоля?

 

(Смеётся)

— Да! Совершенно верно! … Мама уронила ложку, и я сказал, что это нота ЛЯ!

— Сколько Вы проучились и как это происходило, после того, как Вы смогли поступить?

— Я проучился 4 года, точнее 5. На 3 курсе я сильно заболел и мне пришлось брать академический отпуск. Я закончил на курс позже. Но третьем курсе я осознал, что я всё-таки не гитарист абсолютно. То есть всем гитаристам интересно соло сложные играть а я понимал, что мне интересно заниматься развитием голоса. Я вокалист. Многие вокалисты, которые там учились, тратили кучу времени, занимались многими неинтересными занятиями, распевками и у них ничего не получалось. У меня получалось сразу.

— Вы нашли себя больше как певец?

— Да, певец. Я нанял себе преподавателя. Это была моя однокурсница, она училась на академ-вокале. Она мне поставила академический вокал. Я с успехом закончил училище по классу гитара. Потом я поступил в консерваторию. В консерватории я долго не проучился. Получилось так, что мне пришлось работать. А когда работа и учеба, это не совместимо. Не получалось. Спонсировать было некому. В итоге я решил на недельку приехать в Питер.

— Понятно, но здесь мы Вас видим и сейчас. И когда случилась эта неделька?

— Это случилось в 2008 году 18 июля, я приехал на недельку и остался тут на всё время. Здесь я познакомился с гитаристом, которого зовут Виталий Смирнов. Он послушал мои песни. Я спел ему под гитару. У меня были свои записи. Тогда я пел только на русском языке.

 — А Вы выступаете на каких языках?

— Я в основном пишу и работаю на английском языке. Потому, что я считаю, что английский язык больше всего подходит к Рок музыке. Он самый оптимальный.

— Понятно.

— Виталий Смирнов мне предложил собрать свою группу. В начале я отнесся к этому несерьезно. У меня до этого было куча групп разных и это не увенчалось успехом. В итоге мы собрали эту команду. Я, кстати, тогда английского ещё не знал. Я в школе учил немецкий. У меня мама кроме того, что была директором школы, ещё она была переводчиком немецкого языка. Мы знали немецкий. Правда, сейчас я ни одного слова не помню. Конечно, если надо вспомню, но говорить на нём не смогу. Тут я нанял преподавателя по английскому. А к годам 27, я почувствовал, что начинаю терять голос. По академическому вокалу меня научили петь романсы, а рок — совершенно другая музыка. Там нужно кричать, расщеплять. Я делал всё неправильно. Я с каждым годом всё хуже и хуже пел. Я стал понимать, что скоро на моей карьере можно будет поставить крест. После этого я познакомился с певицей, её зовут Елена Лучина. Она закончила институт культуры в Санкт-Петербурге. Она мне полностью изменила отношение к вокалу. Елена учила меня американской методике Сэта Рикса. Мне изменили понятие о нотах, которые я думал находятся, низкие внизу, а высокие наверху. Она объяснила мне, что они находятся так же как на фортепиано слева на право. Я почувствовал, что старые песни, которые я не вытягивал уже и боялся петь, могу петь с легкостью и спокойно. Я стал усиленно заниматься вокалом. Теперь я сам могу преподавать, объяснять и рассказывать молодым талантам. Я сейчас немного помогаю ребятам при записи вокала.

— Понятно. А могли бы Вы что-нибудь исполнить, какую-нибудь песню. Перед интервью Вы рассказали, что поёте не только каверы, но и у Вас есть вещи, которые Вы сами сочиняете на английском языке.

— Есть.

— Вы только что нам рассказали, что есть совершенно другая школа вокала. Я думаю, что телезрителям было бы интересно услышать яркую песню, которую Вы могли бы спеть и рассказать, почему поется именно так, и показать, как Вы это делаете.

— Я сейчас спою, но в начале небольшое предисловие. Самое главное в вокале не опускать нижнее нёбо, а верхнее нёбо держать вверху, иначе ноты мажут. Нужна постоянная работа диафрагмы, как насоса. В чём ошибаются академики, они берут ноту и шатают её, и она у них плавает, даже у самых маститых звёзд. Проблема в том, что нужно зажимать пресс в это время и держать его. Тогда нота не будет плавать. Ты будешь держать её, как захочешь. А сейчас я спою свою лирическую балладу, которую я написал 2 года назад. Это было в августе. Она уже вышла у нас синглом. Я думаю мы её скоро выпустим на полнометражном сингле. Там будет 3-4 песни.

— Давайте послушаем.

 

Эмиль поёт песню.

— Вы сами пишете слова, а музыку тоже сами пишите?

— Да, сам.

— То есть сейчас мы услышали великолепное произведение, которое родилось благодаря Эмилю Ворону. Спасибо!

— Спасибо Вам. Очень польщён.

— Хотелось бы поинтересоваться, вот Вы говорите, что приехали в 2008 году к нам в Санкт-Петербург и сейчас играете в замечательной группе «Эмиллион», как она организовалась, как Вы познакомились с музыкантами? Расскажите пожалуйста.

— Группа «Эмиллион» это по сути два человека. Это я и Виталий Смирнов. Это был первый РОК музыкант, с которым я здесь познакомился, в Санкт-Петербурге. Мы познакомились, я даже не помню у кого, на квартире, где я спел свои композиции. Он и говорит мне, я давно искал вокалиста, давай сделаем команду. Я отнесся к этому не серьезно. Но он собрал весь коллектив, и мы стали выступать. Мы пели мои композиции на русском языке. У меня уже были тогда такие хиты, как «Прощай», «Горизонты». Мы немного по выступали немного. У нас было небольшое развитие, но у нас постоянно менялись то басист, то барабанщик. Их нужно было чем-то заинтересовывать, деньгами чем-то ещё. У нас этого не получалось. Мы это делали все на голом энтузиазме. Я в этом разочаровался. Группа развалилась. Я начал подрабатывать гитаристам. Петь по кабакам, чтоб хоть как-то заработать денег. А потом спустя 3 года, я получил звонок от Виталия Смирнова, и он предложил опять собрать команду. К тому времени я уже выучил английский. Написал много новых песен. Я сам пытался собирать команду. Не получалось. И мы попробовали. В начале мы решили не хватать с неба звезд. Выучили каверы и начали выступать. Мы пели песни Scorpions, Deep Purple, Led Zeppelin. На этом мы начали зарабатывать какие-то деньги.

— Замечательно! А какие сейчас Ваши любимые каверы? Что Вы любите? Нашим зрителям было бы интересно услышать в Вашем исполнении какой-нибудь кавер. Смогли бы сейчас что-нибудь исполнить?

— Например, мне нравится группа Ютул. Могу сейчас Вам исполнить.

— Давайте мы Вас об этом попросим.

 

Эмиль поёт песню.

— Спасибо большое! Замечательно!

— Спасибо!

— Расскажите, как сложилась Ваша дальнейшая судьба. Вы второй раз собрались коллективом, и как я это понимаю, это произошло где-то в 2011 году?

— Нет, группы не существовало около 3 лет. Сейчас 2016 год. Значит мы собрались в 2014. И на наших выступлениях мы пели только каверы. Scorpions, Deep Purple, Led Zeppelin, Iron Maiden. Потом получилось так, что у меня поднакопились свои песни и я решил их воплотить в жизнь. У меня есть знакомый американец в Калифорнии. Я отправлял ему тексты на проверку.

— То есть это чисто для проверки иностранного языка?

— Да, чтоб в песнях не было ошибок.

— А на русском языке Вы ещё работаете? Пишите песни?

— Нет. Не пишу, к сожалению. У меня остались мои старые композиции и их хватит, чтоб ещё не писать лет 10.

— Давайте попросим Вас спеть на русском, какую-нибудь композицию. Я знаю, что буквально сейчас Вы готовите к производству видео клип про девушку. Может исполните эту песню?

— Она называется прощай. Это очень пространственная композиция. Я её написал, когда мне было 20 лет. Я был студентом. Мне постоянно снилась маленькая девочка, лет 14. Она стояла по колено в воде. Мне казалось, что я просыпаюсь, а она тонет. Потом опять вижу, что она стоит, но уже призрачная. Я долго, долго думал, а потом какой-то колокольный звон….

 

Эмиль играет на гитаре. Имитирует этот звук.

— Я долго думал, как получить этот звук. Оказалось, всё просто, когда я взял в руки электро-гитару. Потом я пытался найти аккорд, который передавал бы все эти звуки, волны. Я нашел его. Это си минор с добавками.

 

Эмиль играет. Начинает петь песню.

— Замечательное исполнение. Спасибо Вам огромное! Я рекомендую Вам, друзья, следить за новостями. За анонсами концертов Эмиля Ворона. На ресурсе vk.com/2alexaconcerts Вы всегда сможете получить самые свежие новости. Все предстоящие концерты, которые там будут, мы Вас приглашаем, это во-первых. И во-вторых, я надеюсь, что те материалы, которая наша группа сможет записать на концертах у Эмиля, мы обязательно разместим на этих ресурсах. Разрешите от Вашего имени поблагодарить Эмиля, за то, что он пришел в нашу студию. Спасибо Вам огромное. Было очень приятно узнать о Вашем творчестве. Желаем Вам очередных, творческих успехов и я надеюсь, что наши зрители полюбили Вас и будут с удовольствием приходить на Ваши концерты.

 


 

Опубликовано AlexOrphan - чт, 04/06/2017 - 23:48